ЛИРИКА/LYRICS

Альбом " ЗНАМЯ ФЕЙ " (2012)

1. Знамя Фей, часть 1: На заре мира

Миров строитель, день настал –
Вот-вот возникнет
Твоя новая страна.
Истории начинается рассвет;
Смотри, как входит в ясный день
Наш родной берег.
И вздохом первый летний гром
Разбудит первых птиц от сна;
Ветвей и трав касаясь, бриз
Взмывает песней в небеса.
Летят народы нерождённые к Земле,
И тот, кто воздвигнет в центре леса
Знамя Фей…

Народ, что первым послан был,
В великий холод пал.
Второй – легендою прослыл,
Но век их был так мал.
Третий, став творцом наук,
Сгубил себя в войне;
И, разорвав порочный круг,
Себя в жертву принёс себе.

И Демиург задумчив стал,
Остановивши ход времён.
Народ четвёртый он послал,
Но чтобы помнили о нём,
Чтоб, как деревья, неотрывно от корней
Мы жили,
Он явил нам во спасенье
Знамя Фей…

2. Знамя Фей, часть 2: Золотой Век

I.
Нам вечно силы дарил
Труд простой на родной земле
И праздников шумный галдёж
Друзей и родни.
Джерика смотрит, как дым
Столбом весенних костров к луне
С песней над лесом мерцает вдали.
Праздник солнечный,
В вечер безоблачный
Хоровод сияющих глаз…

II.
Лето рай для грибника,
Кто слился в сумраке с песнями леса.
Так и я – корзину с собой,
Семеню вслед за старшей сестрой.
Краю странствий вольна ветра
Незрим предел.
Тайну окунает в лето
Иванов День.
За дверью кто там,
По лунной траве?
Наше лето рай для грибника,
Наше лето рай для грибника…
Грозы лета несут нам
Песню странствий июльского ветра.
Он скажет: "Вон у пня за вами следят
Озорные взоры и шпаги
Под шляпками липких маслят".

III.
Пой нам, Регентруда,
Песню дальних стран,
Где рождает ливни твои
Купала.
Кудри не послушны
Вольна ветра;
Нам дождём улыбается
Регентруда.

IV.
Представь себе мир,
Где прилив по берегам
Плескаться манит в залив.
Спешат донести
С моря ветры по лесам
Для радостных лиц -
Дух свободы во дни мира.
Представь материк –
Белых статуй вдоль аллей,
Смех счастливых людей.
Неотделим от истоков давних дней
Мира наш оберег –
Предков знания и Знамя Фей.


V.
Беспечные дни зимы,
Скрип снега, дым из трубы.
Взмах клюшки и носом в лёд;
До звёзд приключений
В Новый год,
Новый год,
Новый год!


VI.
Представь себе мир,
Где учёный строит мост
Сквозь Вселенных путей;
Кисти искусств равнозначны слову "Жизнь"
И тем и ценны.
Мир, как дверь, как дом,
Как друг, открыт.
Сонная даль;
Крики утра через миг
Разбудят тебя.
Встань у окна,
Чтоб рукой коснуться птиц,
Что в небо летят.
Это наши лучшие времена…


3. Знамя Фей, часть 3: На разломе эпох

I.
Как дни все скучны,
Пути все прошли.
Всё так – денег нет,
С утра – мокрый снег.
Закат. С женой пьём чай, кино –
Лень включать…

II.
Кто тут предлагает взаимовыгодный обмен?
Меняем нашу веру на ветер скользких перемен.
Перемен, перемен!
Перемен, перемен!
Перемен, перемен!

III.
Слиты мы с временами,
Что уходят прочь навсегда,
И в пути вместе с нами
Наши славные времена.
В мутной мгле
Всё дальше, дальше
Крики во дворе…

IV.
А тьма вставала с запада
В полнеба.
Те, кто хранили Знамя Фей
Свою дождались горсть серебра.
Застыла в чёрных радугах планета;
В кристалле предсказателя –
Не наша взяла…

V.
Перемен зовут
Времена;
К лучшему ль ведут
Времена?
Манит всё чужое
Эти Времена.
Чтоб ценить родное,
Нас ведут по аду
Эти Времена…

VI.
Во что же верить мне,
Когда рушится
Льдом из детства Мост?
В свой мир накануне чудес,
Где ты ждёшь, и что-то вдруг произойдёт?
Как на зло, не происходит ничего;
Я смотрю на дождь сквозь мокрое стекло;
В моей комнате бардак
Разносит с моря влажный ветер.
Видно, время не пришло…

VII.
Знамя Фей;
Две эпохи прошли,
Дни расцвета продолжаться вечно не могли –
Выпили мы чашу до дна
Других поколений.
Знамя Фей;
Кому-то наш мир был стеной,
Но для меня он светлый сон,
Дней детства бор лесной.
Среди родных безопасен путь
Тропой пиная шишки,
И так славно вернуться в свой дом;
Дети в тень убегают пить чай
На крыльцо.
Знамя Фей;
Мы сотни лет так бы жили,
Но дай им волю – руки к лёгкой тянутся
Наживе.
Последний Хранитель решил,
Что мы должны жить
В новом мире.

VIII.
Я проснулся рано,
Глянул из окна.
Надо мной в полнеба
Встаёт волна.
Я задёрнул шторы –
Не помогло.
От волны зашторить нельзя
Окно.
Мир, как мы знали, его уже нет,
Мир, как мы знали,
Мир, как мы знали…

IX.
Одна лишь Королева знала,
Что время встать за Знамя Фей настало.
Королева Знамени Фей!
Ночной ветер на балконе
Робко тронет силуэт твой
В белом платье.
В даль смотрела беспокойно
Накануне кровавой смуты
Королева Знамени Фей.
В каплях на глазах твоих
Мерцают огни бунта…

X.
Мы – Хранители символа веры;
Пусть власть формально у Королевы.
Раз нашли на нас невзгоды,
Мы вернём всю власть народу.
Чтобы выбраться из кризиса скорей,
Нам республика заменит Знамя Фей.
И пускай у нас нет собственных идей,
Мы возьмём их у заморских волостей.

XI.
А мы лабали рок-н-ролл,
Когда входили танки.
До ночи пели на весь двор
Две шестиструнных банки.
Нам всем по кайфу перелом
Времён, но мы хотели
И шли в мороз писать альбом.
Я верил в самом деле,
Что наш меч рубит ветер,
Наш меч рубит ветер…
Мой город, ты болен, устав лежать,
Раскинувшись панорамой.
Я не пришёл тебя спасать,
Лишь перевязать твои раны.
Короче, всё, что удалось,
И всё, что изменили,
И всё, что проиграть пришлось,
И всё, что победили,
Это было, как меч рубит ветер,
Меч рубит ветер…

4. Знамя Фей, часть 4: Так пало Знамя Фей

Когда сползали
Те твари с горных хребтов,
Уже мы знали,
Что вряд ли выживет кто.
Ряды сомкнулись.
Удар – и первый ряд пал.
Когда очнулись,
Я наших мест не узнал:
Где были рощи,
Где в детстве бегали мы,
Там, прорвавшись ночью,
Они разбили штабы.
И вот, очнувшись,
Я встал у Знамени Фей.
Но, обернувшись,
Я не увидел друзей…

Звук трубы моей взметнётся ввысь,
К равнодушным звёздам,
Но кругом, куда ни оглянись,
Всё в огне берёзы.
Так наше дело жизни всей
Распалось на звонки,
Гримасы чёрно-белых дней,
Бездарные гудки.
Так пало Знамя Фей.

Сказали нам с сожаленьем
Новой власти пройдохи,
Что нас ввели в заблужденье
Наши цари-скоморохи.
Да и подавно
На свете не было фей.
Не правда ли странно,
Верить идеям фанатичных людей?
Нас правдой проняли,
Мы повелись на обман.
Одной рукой обняли,
Другой залезли в карман.
Но годы позже
Наш понял дурак, идя по миру в запой:
"Кому, о Боже,
Мы берег отдали свой…"

Нет, не тронь, что было свято нам!
Искры в ночь взлетают.
С той землёй корнями связана
Наша жизнь простая.
И, рыдая над руинами,
Мы уходим в полночь,
Но пути-дороги длинные
Не вели к нам помощь.

5. Исход (конец Третьей Эпохи)

Далеко унесло, друзья, нас
От середины лета.
Уходят в сумрак скитаний маги,
Скрепив застёжками книги заклинаний.

Так пустеет дом,
Что хранил наш сон.
И всё, что было нашим на земле,
Поёт, увядая.
Последних собирает
Знамя Фей.
В бой, Королева!

Сдуем в полдень пену с кружек полных;
В трактир с порога ветер листья задувает.
И, вдруг умолкнув, мы что-то вспомним –
Знаки осени, вы повсюду с нами.

Друзья уходят ночью
Вниз с холма
Тропой тёмных эльфов.
Их силуэты скроет
Лесной туман
И осеннее небо…

6. Знамя Фей, часть 5: Радиоуправляемые сны

I.
И падали статуи Материка –
Нас грабят ревнители смуты;
По красному небу – тень челнока,
По чёрной земле – вой разутых.
Рассыпались чётки горбатой чумы
И в сталь развернулась ладонь.
Не бойся волны, это воет прибой.
Мы идём, под ногами не чуя страны,
Мы идём, под ногами не чуя страны…
Ты вспомни, как в зареве сумрак померк,
Когда вспыхнул чёрный кристалл,
Но за дверью распахнутой встал человек,
Тот человек мне сказал:
"Наши песни – приправа к блюдам вторым
Под пляски слуг сатаны.
Наши речи за сотню шагов не слышны.
Мы идём, под ногами не чуя страны,
Мы идём, под ногами не чуя страны…"
Не слушай по плахам блеф палачей –
Это просто прибой.
Гробы наши тысячью белых свечей
Сплавляют горной рекой.
И твой самый пламенный ученик,
Надломленный бурей, поник.
Наши речи за сотню шагов не слышны.
Мы идём, под ногами не чуя страны,
Мы идём, под ногами не чуя страны.

II.
И начата
Романтика
Войны у бездны на краю.
И всю ночь
Проискали мы
Предрассветную зарю.

III.
Наши сонные дни,
Наши бледные дни,
Наши томные дни
Сочтены.
Наши долгие дни,
Наши светлые дни,
Наши славные дни
Сочтены.

IV.
Запахнута,
Как в плащ, в печаль,
Бредёт куда-то Джерика,
Вся весной заплакана
С песней неба на плечах…

V.
После тепла – полгода дожди,
После тостов – похмелье зари.
После глубин – по лужам ползком,
После перин – по ножам босиком.
После мечтаний – рутина и грунт,
После камеры пыток на балы не зовут.
После отцов наших – в космос окно,
После нас воет волком ваххабитский закон.
Дети рай свой проспали
И, шатаясь, вошли
В будни радиоуправляемой гражданской войны.
Будни радиоуправляемой гражданской войны…

VI.
Во что же верить мне,
Когда рушится тайных знаний бог
Ярмарочных книг?
Вдруг вышел во весь рост
Мир чужой, где ты мимо проходил,
Но вряд ли жил.
Во двое мёрзлая слякоть, чёрный снег;
Мой трамвай въезжает в мартовский рассвет.
Чудесам конец,
Я еду тратить время к девяти.
Все идут, и я, как все.
Наши сны в транс уносят нас,
В грунт кидают нас
Наши сны.
Наши дни разделяют мир,
С ног сбивают мир
Наши радиоуправляемые дни,
Наши радиоуправляемые мечты,
Наши радиоуправляемые дети,
Наши радиоуправляемые боги,
Наши радиоуправляемые сны,
Наша радиоуправляемая жизнь,
Наша радиоуправляемая…

7. Знамя Фей, часть 6: Жизнь с чужого плеча

I.
Я примеряю на шкуре своей
Жизнь с чужого плеча,
С рождения ношу я до последних дней
Жизнь с чужого плеча.
Колеёй наезженной вдоль стены
Идёт Жизнь с чужого плеча.
Часовые на вышке следят, чтоб ты
Нёс Жизнь с чужого плеча.
Нам бы перетерпеть и опять зажить,
Но Болтун лодку раскачал.
Моим берегам дали поносить
Жизнь с чужого плеча.

II.
"Там, где нас нет,
Всё лучшее там, где нас нет", -
Так говорит Царь Обезьян,
Так говорит Царь Обезьян.
Сплотим же наш обезьяний круг!
Сплотим тесней наш обезьяний круг!
Сплотим тесней наш обезьяний круг!


III.
На границе ворота подняли,
И мы ахнули – это был шок!
Предков дух променяли
На в блестящей обёртке душок.
Что вы сделали с нашей землёй?
Что вы сделали с нашей несчастной сестрой…


IV. Слиты мы с временами,
Что уходят прочь навсегда,
И в пути вместе с нами
Наши славные времена.
И ревёт пила, где скрипели сосны
У футбольной поляны в лесу.
Тихий час
В летний сезон в том земляничном году.
Летний сезон в том земляничном году…

8. Пропавшая экспедиция.

Нам вчера с утра
Подавали ложь.
Ложь на вкус сладка,
И ты молча жрёшь.
Кто глотал взахлёб,
Кто зажавши нос.
Я не пачкал рот,
У меня был пост.

Кто не ел дня три,
Тот сходил с ума –
Входит без двери,
Видит без окна.
Церковь им бордель,
Воздухом пропан.
Их стакан – туннель,
В нём не видно дна…

Я – пропавшая экспедиция,
Я – пропавшая экспедиция.

9. Знамя Фей, часть 7: Новое время

I.
"Мы признали, что ошибкой
Было верить в фей;
Исправляем пережитки
Стародавних дней.
Мы за новую свободу!
К чёрту старый путь!
Дайте зрелища народу,
Чтобы рты заткнуть".

II.
Во что же верить мне,
Когда рушится мой последний мир.
В каскады-небеса, в зазеркалья даль
И волной холмы.
Лишь деревья здесь не предадут нас,
Мой дух согреет гор безлюдная страна.
Звёздной ночью на горе
Я вздымаю руки в парад планет,
Восходя на Северную параллель.

III.
Я в гравий втоптанный листок,
Ты так естественна, а я с пластмассовым лицом.
Ты так успешна, а я всё бренчу печально,
В толпе успешных я один скучаю.
Ты восхваляешь парижанок,
А я – ближайший гастроном.
Венчались мы у торгаша,
И с чеком к алтарю идём.
И, выходя на свежий снег,
Я замечаю, что в горсти
Моей от жизни этой всей
Осталось, Господи, прости.
И вот, когда я думал,
Что ослеп от серых дней,
Королева сказала мне:
"Возьми это Знамя Фей!"

И всё тише год от года
Бывшей родины прибой.
И безверия свобода
Начинается со мной.
Я не верю в святость давних побед,
Мне сказали, стыдно быть всех сильней.
И тверди себе, склоняясь к земле:
"Я не верю в сказки про Знамя Фей,
Я не верю в сказки про Знамя Фей…"
И мне мерещатся люди
С кнопкой "Пуск" на голове.
За дверью коридор пуст,
Но я жмусь к бетонной стене.
Я спрашиваю: "Кто там?"
Я спрашиваю: "Кто там?!"
И вот, когда я мёртвым пал под рёв площадей,
Она сказала душе моей:
"Держи своё Знамя Фей!"

… это наши лучшие Времена,
это наши лучшие Времена…

10. Знамя Фей, часть 8: Финал

Миров Строитель, отойди,
Входит Новый Человек
Сквозь столбы осенних костров.
Тусклое время новой Эпохи…
Но для тех, кто бежит по парку
С игрушечной винтовкой в девять лет
В радиации экранов и машин,
Это будут самые лучшие Времена навсегда.
И кто-то вдруг один из них случайно робко подберёт
Рукой в просвинцованных перчатках из урановой грязи
Расшитый золотом клочок в старинных письменах парчи.
И тот ребёнок, весь продрогший, нагулявшись, ляжет спать
В отсеке для сжигаемых книг,
Сжав в ладошке своей
Лоскуток, что был когда-то
Знамя Фей.

Альбом " ПРЕДАНИЯ ЛЕСА " ( март 2001 г. )

Еще один вечер ноября

Классический вечер;
Мне нечего делать, в воздухе мелкий снег.
Звонок телефона;
Я выйду из дома, но это будет чуть позже.
Черкнешь записку "Буду в 10",
Гасишь свет;
Троллейбус нас увозит на концерт.

Эпоха странных дней;
В карманах вряд ли согреются руки.
Я шел от друзей,
Я видел окна домов электрической ночью

Мы встречались где-то ,
Но вряд ли вспомнить мне тебя -
Мы шли одной дорогой по разные стороны дня.
Ты идешь, словно ищешь кого-то в пустых магазинах.
И выглядит странно,
Как люди в трамваях, молча, въезжают в Лунный Век.
Не будем ждать автобус - проще так дойти,
Во вторник мы опять идем к шести.

8 июня 1998 г.

Предания леса

Вчера Дух Деревьев разговаривал с нами,
Я не понял ни слова.
Мы заблудились и ночью в тумане шли к воротам восхода.
Но рассказать целой жизни не хватит,
Кем я стал на закате.

В утренних сумерках леса
Как-то однажды.
Дорогой колдуньи о чем, интересно,
Сегодня расскажут?

"Это ли видишь ты,
В это ли веришь ты?" -
Черный Дрозд говорит.

Олений мох нас укроет Преданьями Леса;
Нам расскажут Предания Леса ...

Наш город затерян между звездной наукой,
В черных дырах подъездов.
Ты выживешь ночью, но будешь ли утром
Живым - неизвестно.
Хочешь ли ты, чтоб мы были
Всегда молодыми
В Преданиях Леса?

17 июля 1996 г.

Если верить моим часам

Я бы с легкой руки написал новый фильм
Просто так, просто так.
Пропал отряд в пурпурных снегах.
От нас сбежал ночной экспресс,
Но время бить волков в степи
Истрачено на поиск денег на такси.
( Если верить моим часам ).
Попробуй жить по моим часам...

В девять во дворе финал,
Вслед взмахнешь им из окна.
Мы допьем на кухне чай,
Ветер сдует крошки со стола.
И ты скажешь: "Оглянись,
Мы не теряем ничего,
Мы опоздаем лишь на день длинною в жизнь".
Но если верить моим часам...
Попробуй жить по моим часам...

Ты помнишь, думали я утонул,
А мы уехали на фестиваль в 67-м году,
А твои сошли с ума.
Ты прошепчешь: "Но ведь мы не родились еще тогда".
Но если верить моим часам...
Попробуй жить по моим часам.

январь 1999 г.

Шаг с витража

Среди всех дев у меня та, что без тела.
Все скиталась где-то в моем прошлом горе-душа.
Но, когда пала вуаль, силуэтом
На пол паркетный ты шагнула с витража.

У хозяина Замка в ночь на конец света
Заночуем в гостях.
Наши стройные жены и больные дети
Нам простят.
И вдруг коснется нас
Уходящим солнцем в тополя
Чей-то шелк по сердцу,
Знакомый с детства.

Словно потерялся в небе
Пассажирский самолет;
Ты слышишь, как за лесом
Колесами стучит электричка?

10 июля 1999 г.

Зеленый Господин

Куда идет Зеленый Господин
В плаще затертом до дыр?
Белки с веток шепчут , что ему - 7 лет...
О чем поет Зеленый Господин?
Я видел только жест печали
В полуденном воздухе.
...Песня леса

В кого влюблен Зеленый Господин?
Повозка медленно шла,
В ней спит его госпожа
В заклинаниях леса.
Я застрял в стародавних временах,
В канун Всепробуждения Тайн
Посредине лета.
Ведьмы манят песнями у старой тропы.

лето 1998 г.

Колдуньи обещают

Скрипит повозка в поле;
Медленно въезжает в бор.
Утреннего солнца столб;
Зелёный коридор дороги в соснах.
Завис орёл в небе;
Колдуньи обещают жаркий день...

август 1999 г. Деревня

На проспектах весны

Если нам не по пути,
Увидимся вновь в незапамятные времена.
Здесь мы - чужестранцы
Из еще ненаписанной песни.

На той стороне
Лодка выплывает
К озерам до горизонта,
За беспокойными чайками,
Криком указывающих путь.

На проспектах весны
Серенады влюбленных молчат,
Их уносят на спинах дельфины;
И вот отправлены все,
Остался только один
Капитан на тонущем маяке,
Ему уходить последним...
Нам улыбаются в след
Наши тела с побережья,
Им нельзя уходить из обреченной земли,
Но это плаванье из тех, что неизбежно...

Если нам не по пути,
Увидимся вновь в незапамятные времена...

лето 1995 г.

Бард

Я трону струны певца незапамятных дней;
Что мне проку в оправдании, что я слеп,
Ведь и я был Бардом при Дворе.
В сумерках времени
По коридорам пустым
Гнать себя.
В темной комнате белые шторы
Мой темный мир не выбелят.

Так пел мой друг безумный Бард
В стародавних временах;
Мне не сыграть так никогда -
Зашкалит аппарат.

Мы ушли в новый мир,
Ты одна предпочла поскучать в старине;
Эпох, где тысячи огней сплетут в огонь один
Парсифаль, Галахад, Лаэнгрин.
Свели столько звездных империй на нет,
Пали в Битве Деревьев;
Их новый мир, что был так долго молодым -
Библиотека легенд.

Нет мне тут места, грязная осень права.
Сбыл по трактирам все золото горе-алхимик.
Шатаясь, выходим из дыма под дождь,
Моросящий с утра.
"Влезай в повозку.
В путь, мой невеселый балаган!"

Прорасту я тонкой тенью на руинах Цивилизации;
Я оставлю это ложе мертвым,
Ухватившись за последний миг заката.
Я брел по осенним тропам пустого парка,
Когда Дух был твореньем и творцом на заре Мира.

Август 1999 г.

Пеликан

Прикоснись к Змею;
Он длиною в семь долгих миль,
Как сказал Пеликан.
И памяти древней;
В его пасти ключи давних дней,
Всех преданий и тайн, что поёт Лето.

Я так долго искал, кто ты есть такой,
Что забыл, кто я сам.

Обернись! Вокруг
Кафедральный царит полумрак.
Спросонья бьёт колокол по утру
Где-то далеко.
С высоты
Пеликан рухнул в тень душных крон;
Он принёс в чёрных капельках глаз
Горизонт.

Прохладный вечер,
Девять километров по степи.
Впереди умирал Царь Солнце,
Тень леса позади.

Лишь наступит ночь,
Её флейты летят эхом над лесом.
В библиотеке пусто,
Ветер трепал занавески -
Хозяин ушёл прочь.

27 мая 2000 г.

Всадник между небом и землей

Я умер в ту среду в районе шести;
Бригада везла меня в город, зевая от скуки.
Теперь все прошло, и умелые руки
Я жму персоналу за то, что меня не спасли.
В углу пылится холст - не дописать;
На нем лишь Тень над рекой.
Мой сын придумал его назвать
"Всадник между небом и землей".
Падешь ли ты навзничь,
Подстреленный влет,-
Не будет мне жаль тебя.
Развеют ли руки твой пепел по свету -
Мне не жаль!
Но сберегу твой дар,
Он ни радость, ни боль,
Но, как предчувствие весны,
У горизонта -
Всадник между небом и землей.

Израненный мой гарнизон твоей милости ждет;
Я проиграл, я разбит, но вот что обидно:
Ты сбил цель, куда редко кто попадет,
Я целюсь в мишень, которую даже не видно.
Разлуки нет страшнее, чем
С любовью и с головой,
Но для меня всего страшней
Забыть, что я есть -
Всадник между небом и землей.

30 января - 4 февраля 2000 г.

Трое нас

Трое нас посредине февраля.
Серым днем хрупкий лед грязных луж.
Снегопад переждем на квартире у тебя;
Даже пса в эту грязь лень вести гулять.

Трое нас, не считая пса.

Вскроешь винный запас, - щедрый жест,
Так веселей скучать.
Склонят головы набок на заснеженной ветке
Воробьи.
Гринуэй надоел, выключай;
Тот же видеофильм, где снимались
Столько лет подряд
Трое нас, не считая пса.

На холодных остановках
Нам не стыть при минус тридцати.
Я променяю все
На уют квартиры для семьи.
Но мы встретимся, друзья,
В конце корридора
И будем смеяться, увидев, как сидят
Внизу такие же, как мы,
Ты и я.

3 февраля 2000 г.

Альбом "Камелот" (март 1996 г.)

Камелот

Куда мне деться от скитаний Охотника;
Дорога в Семицарствие - все двери закрыты;
Бессонная стража готова отправиться в путь,
Но кто их ждет вдалеке от дома?

Сплетай из листьев венки;
Танец заблудившихся в парке;
Вдвоем к воротам крепости,
Но в каждом - Тим Северин;
Знаешь, мне кажется, им уже не откроют...

март 1994 г.

Звери в зимнем лесу

А на древних камнях наш дом;
Вот он, исчезающий из глаз.
Бесшумно, как лань,
Мы пробираемся на отзвук молчанья,
Пытаясь что-то сказать,
Но лица в ответ ясны;
В этих странных местах
Нам укажут путь звери в зимнем лесу...

февраль 1994 г.

Драконы

А ты помнишь, как вчера, устав от битв,
Драконы шли на юго-запад?
Над снежными полями, туда, где дом их был открыт,
Но кто им скажет, что их ждет засада?
Никто не знает, зачем они здесь -
Еще не птицы, но уже не звери;
Они совершают свой взмах крыла на юг,
Но дороги вели на север...

Они растают, пройдя свой лабиринт
В Галерее Семи Чудес.
И будет дождь, и ветер сорвет с них крылья,
И вслед за дождем уйдет тот, кто светлей.
А здесь снег, он топит корабли,
И мы идем, не узнавая сада;
Но если нам станет некуда идти,
Я знаю, мы свернем на юго-запад.

30 октября 1993 г.

Эпилог

А в далеких лесах
Полнолуние 30-й день;
Но кто верит в твои чудеса?
Каждый зверь боится молчанья.
Но в лапах его соловей -
Вот вся наша тайна!
Если не наступит рассвет, я вспомню тебя.

А еще я вспомню, что наш путь -
Танец посреди тишины,
И те, что там не видят тебя,
Здесь молча идут за тобой.
Как жаль, что манит смерть,
А я все так же просто герой,
Но может быть время ждет...

Я забуду все, что передо мной,
И все, что сзади меня;
А потом я стану дождем,
А может быть - каплей дождя;
И тогда взмахнет крылом
Серебряный лебедь на прощанье!

26 апреля 1994 г.

Aldaron

While Kingdom's not waked but`ve gone out Fairies' Lights,
La Aldaron-ti silently rests in the tree.
He tells me about towers and noise of remout fights
When ruled their land King Arthur and Queen Guenever.

'N peasant like monk was blessing the hills:
- Deus faciat salvam benignitatem vestram!
It seems to me there in Tarlingstone wood
Are Oberon, Wilgrim'n Lancelot du Lake and Tristram.

декабрь 1993 г.

Камни разбитых гор

Камни разбитых гор
Смотрят за край
Сонных дорог.
След уходящих в путь;
Из тех , кто дошел -
Только восход.

Снова с вершин рассвет
Пленникам трав
Уносит река.
Своды зеркальных сфер
Тех, кто был прав.
Но иногда ...

Наш путь за серым дождем;
Кто мы были, помнит лишь весна.
Разбив зеркала, мы уйдем,
А за нами, как пес, идет зима.

Март 1993 г.

Бесконечность

Лишь наступит полдень
Я снова здесь на дорогах странствий,
В преданиях падающих гнезд;
А по пыльным дорогам странники
Уходят, видно, куда-то к морю,
В бесконечность - туда и обратно 10 000 верст.

И нет больше слов - лишь птицы под облаками,
И нет больше камней - в воде лишь круги.
Расстоянья плывут назад, но я не помню, что было сзади,
Я не помню,что было сзади, но знаю точно - этого нет впереди!

А в небесах корабли Вавилонской Башни;
Смотри, вот они все стороны света!
Легионы желтых колесниц исчезают с карты Междуречья,
Но что я знаю об этом?

Сады и храмы Двенадцати Ворот у моря;
Семь Чудес Света украдут моряки.
Вот все наши мистерии Странствующих-За-Солнцем,
Но, чем ближе к свету, тем больше мы от него далеки.

январь - март 1994 г.

Меч

На нетронутых холмах
Наши плечи целует Южный Ветер;
Светлее солнца в облаках,
Твоей любви печальней нет на свете.

Расскажи о чудесах
В Библиотеке за чашкой чая;
Штиль на мраморных морях;
Вот страна моя от края и до края!

Зачем нам бежать за семь синих морей,
За семь высоких гор, ведь вот оно, видишь сам,
Откровение всей жизни твоей;
Своим мирам не бог ли я, а кто?

21 октября 1995 г.

Смотри, как падают звезды

Как было бы славно разбить все стены,
Но, сидя в темноте, так просто думать о свете;
Можно было бы уничтожить Время,
Но когда я на земле, так легко вспоминать о небе.

Пора сенокоса уже прошла;
Выйти засветло встречать рассвет;
Но кто-то невидимый мне шепчет в кустах -
Без темноты как бы мы узнали, что значит свет?

А на Иванов день будут падать звезды,
Но их не найти в траве -это слишком просто.
Наши имена не узнает даже Архитектор Башни;
Выход в ночное небо через трубу на краю деревни...

лето 1994 г.

С вершины холма

Храним паломник в даль,
Владык нездешних брат,
Творца богов хрусталь,
Средь рун небесных врат.
Дворцов твой райский свод
С высоты подвластен снам;
Дозволь пройти сквозь брод
Напрямик к семи холмам.

С вершины смотрим вслед;
У наших ног раскинулся привал.
Здесь тот творит рассвет,
Кто знает то, что знал.
Раз уж здесь, значит книга еще пуста;
Изменять цвета - мой странный долг,
Рассыпав золото мимо всех дверей,
И в руках светлей ее небесный шелк.

С холма взираем вслед,
Уходящим в путь ветрам.
Скитальцы с давних дней
Держат лес в своих руках.

январь 1993 г.

Альбом "ПУТЕШЕСТВИЕ" (декабрь 1996 г.)

Один из тех дней

Кто-то нас ждет в телеграфных столбах,
В остановках трамвая;
Он видит машины в асфальте,
Но он ничего не знает.

Пускай будет все экзотично, как завтрак
Двух джентльменов на крыше вагона.
Пускай будет утро в соседних кварталах
Таким же, как в Вавилоне.

Во дворе липнет к ногам мокрый снег;
В каждом прохожем загадочный текст
Ненаписанной песни;
Смотреть на конструкции зданий
За сеткой пасмурных дней -
Скажите мне, что может быть еще интересней?

Господи, это ведь ты в подъездах наших домов,
В печали серых дворов, в лужах мертвой тюрьмы.
Господи, это же я - в мокрых объятьях дождя
Где-то затерянный мир; так сложно нам покидать
Средневековье тишины...

23 сентября 1995 г.

Лес-между-мирами

С обратной стороны Двери -
Лес-между-мирами;
Странный путь
К перекрестку Двенадцати Королевств;

А в июльском небе кузнец на черте
Собирает звезды над тенью леса;
Ты всего лишь один из снов Черного Короля,
Прекраснейший из его снов.

Но однажды твой напившийся гость
Начнет болтать о Потерянном Времени;
( Разгоняя прочь колдунов,
Он уползет, забыв свою трость) .

весна 1994 г.

Зима в июльскую ночь

Корабль пришельцев пойман опять
В телескоп лесника;
От чая с душмянкой им опять не уйти,
Как пить-дать, в двенадцатый раз.
Я просыпаюсь от стука часов -
На столе моем белый лист;
Что за черт - я стою по колено в снегу,
Должно быть ночью прошел снегопад.

Смотри, как падает снег,
Возможно, это зима.
Я наблюдаю в окно,
Как швыряет метель бездомных прохожих.
Мне уютно и тепло;
Так редко нас ничто не тревожит.

Высунь на улицу нос,
Ты сразу сойдешь с ума.
Это будет сигнал мне,
Что время пришло читать "Ночь перед Рождеством".
Словно взаправдашний Дед Мороз,
Я на крыльцо выхожу с ведром.

Мне впору писать сентиментальный роман,
Но, клянусь, я был в городе один, кто сидел у окна,
Когда месяц вышел из облаков.
Я все тот же горе-мечтатель о зиме в июльскую ночь;
Я не вижу больше других проблем.
Печально, я никому не сумею помочь...

июль 1995 г.

Путешествие ( Пугало )

Ты слышал про Пугало на пшеничном поле?
Сквозь дыру в башке видно полнеба.
В его башмаках - зеленое море;
Я люблю Королеву...

А чуть дальше, в кустах ежевики,
Жила старая Шляпа одного господина;
Он проплывал здесь прошлым летом;
Ветер в ивах...

Так они жили на зеленых лугах;
Их ждало приключение в Библиотеке,
Сплав по реке космической ночью;
Дует в трубу Оберон на рассвете.

Твое путешествие
В изумрудной траве...

Ты слышал про Пугало на пшеничном поле?
Вон, машет руками, до нас нет дела.
В его башмаках - зеленое море;
Я люблю Королеву...

Твое путешествие
В изумрудной траве.

7 - 8 января 1996 г.

Когда не станет нас

Когда не станет нас,
Будут помнить наши песни только тополя,
Но они сочтут нужным промолчать.

Запах поздних грибов;
Когда-то здесь был древний Космопорт;
Что еще времени не достать?

Когда ты станешь сладким сном,
Нам будет страшно стрелять по журавлям;
Словно этим утром больше некуда бежать...

За дверцей лисьей норы
Мельканье ранних поездов;
Что еще времени не достать?

Когда не станет нас,
Будут помнить наши песни только тополя,
Но они сочтут нужным промолчать,
Пусть они сочтут нужным промолчать.

Что нам расскажет день... о нас?

весна 1996 г.

Цветение папоротника

Я люблю смотреть твои сны,
Как кино, где все не так, как есть.
Кто разбудит тебя как не я?
Но только вот ты мне не сможешь никак помочь;
Недолго детство морочило нас...
Но последней песней твоей
Стала сказка в снежную ночь,
Сказка в снежную ночь.

Долина паденья комет
В плену у подземных тварей;
Нет, тебя обманули ,
Это время учит нас любить того, что нет.
Сезон цветения папоротника.

К чему эти сказки про высоту,
Если я не умею летать.
Сбей с неба хотя бы одну звезду,
И нам не захочется больше спать.

И вот я понял, зачем живу,
Как жаль, что завтра мне умирать.

26 июня 1995 г.

Падает Замок

Она плачет по медленным небесам
После работы, вечерами.
Мы с ней заодно -
Последнюю радость превращаем в деревья.

Но как-то в конце долгого дня, с высоты
К ней на подоконник сел Ангел-Хранитель.
Помолчав, закурил;
А в открытую форточку влез почтальон: "Извините,
Вам от Весны..."

Зимним вечером выпадет снег, спать еще рано.
Выйди из дома туда, где растут фонари;
На площади в снежные дни падает Замок,
В нашем дворе раскинулось Лето Любви...

весна 1996 г.